Прошлась с новым знакомым до ближайшего лесопарка

Парки, лесопарки Световое шоу о Новом годе на Манежной площади. Мы посмотрели его немного с ближайшей возвышенности и тоже пошли . Сама виновата, пришла за два дня до закрытия выставки. Потом мы отдохнули в буфете, и прошлись по выставке уже сами. Мои родители обосновались в Харькове еще до Октябрьской революции Знакомые и друзья нашей семьи в большинстве положительно Мы с ним очень подружились, я был его ближайшим помощником. . В новом прекрасном здании школы, в уютном зале собрались учителя и Мы прошлись. Рыженькая чешка мило улыбаясь прошлась с новым знакомым до ближайшего лесопарка и, без проблем перед ним оголив грудь, села.

Открыл дверь и закрыл за. Что бы это значило? Я начал вспоминать, а когда я вообще в последний раз здесь проходил. Тогда сидел допоздна, и идти по мрачному коридору желания не. Наверняка я пошёл в тот раз по уже стихшему главному вестибюлю Точно не помню, но на прошлой неделе один или два раза здесь точно бывал Может это всё проделки сумасшедшего ремонта? Здесь ведь ремонтируют всё подряд, что под руку подвернётся?

И коридор и холл этот, то ли собирались, то ли нет С чего им делать ремонт, если они осенью здесь его провели? Синяк чуть не поставил. И единственную дверь во двор зачем им муровать? И вообще возможно ли такое за неделю проделать? Я стал оборачиваться к охраннику, тая надежду, что может быть выход во двор просто перенесли, например, прорубили окно, или в помещение тамбура сделали дверь с другой стороны. Хотя это кажется нелепым - потому что там, то ли туалет охранника, то ли склад разного барахла.

Зачем им переносить выход в тамбур на другую сторону - это излишне увеличивает путь эвакуации людей. Поэтому мои мысли смирились, что охранник скажет примерно следующее: И мне нужно будет возвращаться. Но когда я начал разворачиваться к охраннику - в глаза стали бросаться многие странности этой прихожей. Приподняв взгляд, заметил над собой высокий потолок. Это не просто высокий потолок, это чуть ли не 4-х метровой высоты потолок! И был он не белый как раньше. При моём немалом росте, потолок прихожей был всегда невысоким.

Край Дим. Идеaльный мир

А тут он существенно отдалился, неестественно так отдалился. Приподнять потолок было невозможно - над первым этажом как-никак второй располагался, и взять просто сдвинуть потолок на метр-полтора выше физически невозможно и нереализуемо! При движении беглого взгляда по помещению, моему взору поддавались всё больше странностей: Картин на стене ни одной не висело. Обои были совершенно.

Цвет иной, хотя и такой же сероватый. Взор мой перешёл на охранника. Он не был похож ни на одного их тех людей, что мне доводилось видеть при входе и выходе из здания.

Как правило, охранники были в униформе.

Хотим увидеть парки,замки

Белая рубашка и серые штаны, непонятного покроя. Охранник, почему-то с удивлённым видом, поспешно подходил ко мне, что-то. Охранник всё ещё говорил странно: То ли вопрос, то ли утверждение. И вообще, охранник ли он? Может тоже как я, заплутавший сюда иностранец или зарубежный клиент нашей компании.

Бывает, к нам наведываются интуристы Я начал перебирать в памяти все языки. Жаль, что я, кроме Праги, нигде в Европе не побывал! Итальянский или испанский - вроде тоже не так звучит. Человек подошёл уже на расстоянии вытянутой руки. И спустя секунду, видимо, вспоминая мою фразу, утвердительно закивал: Но, по всей видимости, он точно знал, где выход и машинально взглянул в ту сторону. Я глянул направо, куда смотрел иностранец - увидел тускло освещённый проём в стене.

Освещён он был как-то неестественно. Светился сам проём, будто бы люминесцентные лампочки встроили в саму раму. Причём они светили не ярко, но отчётливо освещали контуры проёма. Помещение, в котором находился, из себя представляло футуристический стиль - всё прямое, чёткое, без контрастов и излишеств в узорах, без цветастых обоев. В одно время простое, в то же время стильное. Похоже на рабочую обстановку, хотя и в тех оттенках, что любят изощряться некоторые салоны магазинов.

Фирма всё же процветает. Не приходилось мне ещё бывать в этой просторной комнате Хотя, везде же вроде был И вдруг обратился ко мне: Помещение было чуть больше прихожей и уже окончательно не походило на неё, когда я пробежался второй раз взглядом по ней, но уже повнимательней.

Всё в ней казалось чужим, непонятным и во многом странным Не более 25 лет на вид. Я всегда сравниваю людей ростом. Мой рост - мм. И для многих - я непомерно высок. Иногда я любил сравнивать себя с другими людьми. Заходил в автобус или вагон метро и смотрел поверх голов толпы, выискивая таких же высоких людей как. Иногда попадались индивиды, которые были выше меня, хоть на пару сантиметров, но выше. Чаще всего люди были ниже меня или чуть ниже.

Преимущественно - значительно ниже. И это даже придавало мне особую отличительную особенность, которую я любил и, в некоторых случаях, гордился ею. Иностранец был почти на всю голову ниже меня ростом, поэтому он был вынужден приподнять взгляд вверх, а мне же напротив - опустить. Заметный загар в нём выдавал обитателя южной страны Европы. Потому что, его лицо было характерное для европейца. И спутать здесь сложно. Давалось это мне нелегко.

Английский я знаю не то чтобы плохо, скорее - небрежно. Куда проще понимать, что говорят иностранцы, чем общаться самому с. Некоторые слова вспоминаются очень долго, а то и вовсе застревают где-то на полпути и тут же забываются.

Со своей стороны иностранец тоже не блистал своим английским и был далёк от совершенства. Говорил коряво, с непонятным акцентом, но понять его было. Говорил он простыми словами. Я в конец запутался. Заплутал в другую фирму Что я, как последний чудак, погрузился с головой в мысли и, не разбирая дороги, поплёл по зданию, ворвался в чей-то офис, напугал человека и тут его ещё гружу своим ломанным английским!

Ещё остановил тот факт, что я всё-таки не ошибся дверью. Когда я обернулся назад, то увидел Ту самую, стандартную советскую дверь через которую вошёл. За которой должен был быть мрачный коридор, по которому шёл Она была белой и потрёпанной, с явными прорезами осыпавшейся краски. Но через неё я вошёл в это помещение, которое ранее являлось прихожей и выходом во двор.

По коже прошёлся мелкий шок. Холод и жар подкатили к моей голове одновременно. Дверь стояла чуть ли не посредине помещения. Дверное полотно, рама деревянная, тонкая металлическая рама, как наличник окутывал всю дверь. А за дверью, была серая стена и пустое пространство в два метра!

И это хорошо проглядывалось немного сбоку. Глаза мои привыкли к неяркому, в некоторых местах тусклому свету, этот факт предстал передо мной отчётливо, что меня повергло в замешательство и долгий ступор. За несколько секунд мой мозг с ультраскоростью перебрал все возможные варианты как это могло произойти. Но не найдя подходящего объяснения сдался.

И нахлынули одна за другой волны шока и нервного потрясения. По спине, рукам и голове прошёлся жар, как у тех людей, которые узнали самую шокирующую новость. Учащённое сердцебиение, частый вдох-выдох и неприкрытая паника в глазах нагло выдавали во мне волнение, беспокойство произошедшим. Я поспешил к двери. Коридора там не.

Словно его никогда там не. Взору открылась голая серая стена с металлическим отблеском и строгим прямолинейным узором. Я не верил увиденному. И просто оказался за дверью в том же самом помещении Ко мне со стороны подошёл иностранец. Видя моё волнение и непонимание, он поспешил меня успокоить: Не надо волноваться и бояться. Надо убедиться, что я нахожусь ещё в здании Не спешить с выводами Но что, чёрт возьми, здесь происходит?!

Пройдя через самоосвещающийся проём я оказался в большом светлом зале. Он был освещён естественным светом. Я поспешно направился к окну - взглянуть на улицу. Ещё подойдя к окну, я понял, что на улице слишком светло для вечернего дня.

Даже если бы в Питере сейчас вышло солнце из-за густых дождливых туч, оно бы всё равно не смогло так ярко светить. От яркости мне пришлось сильно зажмурить глаза и пару секунд ещё привыкать к свету, чтобы потом разглядеть внешний мир.

Это ни на что не было похоже. Не Питер, не Москва и вообще на российский город никакой стороной не походило. Яркое, слепящее голубое небо.

Солнце светило похоже с другой стороны, так как на горизонте его не было видно, а от здания отходила большая тень Она отходило далеко.

Это был не первый этаж вовсе, как думалось сначала, и не второй и не третий. А скорее какой-нибудь сотый. Мне ещё не доводилось быть на такой высоте. От испуга я боязливо отпрянул, когда слишком близко приблизился к окну. Окно было широкое и высокое. Практически на всю стену.

А стена была шириной более 6 метров. Только невысокий подоконник выпирал из-под пола. И пространство, которое оно открывало, было тоже огромным. Настолько, что захватывало дух и восхищало яркостью красок и фантастической чёткостью.

Вдали были видны многие горизонты, холмы, а за ними - серые, едва видимые горы. Они зеркально переливались оттенками других зданий и контрастной землёй, отражали лучи солнца. Некоторые казались морской гладью, но только перевёрнутой строго под углом 90 градусов.

И их были сотни. Почти до горизонта весь взор устилали эти неподвижные громадины. Они нависали, бросали друг в друга тени. Они были везде - по всей широте обзора. Но, взглянув пониже, я увидел автомобили. Крохотные и суетливые они проносились в далёком низу, рассекая прямолинейными лучами громады зданий. Рассмотреть их было невозможно - они молниеносно ехали Я рассмотрел, боязливо приблизившись к окну, что машины двигаются по небесным облакам.

Но как же так возможно?!. Конечно же, они двигались по дорожной глади, отчего-то зеркальной, чётко отражавшей небосвод, а в некоторых местах отражавшей верхушки небоскрёбов. Зеркальные дороги, подумать только! Чуть выше стайками двигались маленькие шарики.

Они перемещались также быстро и суетливо, как автомобили, но уже высоко паря над землёй. Зелённые аллеи и парки простирались между зданиями и походили скорее на заросли джунглей, чем на российские скверики. Так и отдавало от окна жарким дыханием этого яркого, красочного лета!

Глава 3 Зрелище было невероятное. Настолько невероятное, что верить в реальность становилось невозможно. Мой мозг со скоростью мощного компьютерного процессора ещё раз проработал множество вариантов, как это могло произойти и что это, собственно. И выдал только один ответ, поддающийся разумному объяснению. В самом деле, не буду же я думать, что меня похитили пришельцы и теперь будут проводить зверские опыты с применением жёсткого насилия Что за наваждение, в самом деле!

Конечно же, я сплю! Как ещё объяснить эту внезапную перемену? Ещё несколько минут назад со скучающим, лениво-сонным видом сидел за рабочим столом и не знал, чем себя занять.

Хотел тёплых дней и чего-нибудь весёлого или увлекательного прямо здесь и. И вот - незаметно для себя задремал в кресле Глаза понемногу привыкали к слепящему свету и контуры, грани зданий, зелённых садов и парков принимали чёткие очертания. Автомобили или быстродвигающиеся дальние предметы похожие на автомобили можно было рассмотреть уже повнимательнее.

Некоторые из них плавно тормозили и останавливались на перекрестах зеркальных дорог. Они имели плавные очертания и в некоторых из них узнавались окна. Но с такой высоты рассмотреть кто в них сидит - было всё же нереально.

Вот, передо мной, относительно недалеко, пролетел какой-то тёмно-серебристый шар. Он был тоже слегка приплюснут и имел гладкие очертания. Хорошо просматривались полузеркальные окна, а в них мельком удалось увидеть лица людей. Хотя с такого расстояния нельзя однозначно сказать люди это были или инопланетяне, сильно смахивающие на людей.

Шар медленно парил, временами зависая в воздухе; пролетел близ окон соседнего здания-гиганта, завернул влево, опустился куда-то и исчез из вида. Возле зеркальных дорог, мне удалось разглядеть мелкие точки - похоже, это люди. На такой высоте они казались не более чем муравьями. И это весьма необычно, надо сказать. Для сна слишком всё чётко представляется и более-менее логично движется. Но люди здесь - как люди. Машины ездят по отражающемуся асфальту.

Хотим увидеть парки,замки / турфорум / страница 40

И не беда что они формой похожи на пилюли. Наверное, это своеобразные вертолёты? Жар спадал, шок проходил. Боятся можно было разве что высоты, на которой я находился. Хотя высота меня перестала смущать. Значит - я сплю, и мне грезятся логические сны о будущем Земли или даже Санкт-Петербурга.

Наверняка, это Санкт-Петербург сто лет спустя. Что-то подобное, но только не про Питер, я видел по DVD-фильмам и, надо думать, это объясняет такой необычный сон Я, чертовски вымотавшийся за день, провалился в глубокую дрёму, заснул прямо за рабочим компьютером, и теперь сниться мне всякое и пугает только, - разум поддакивал, но верилось в это с трудом.

Кто может стоять за всем этим?. Хотя, может, я сплю у себя дома. Просто я не заметил или забыл, как вернулся домой, повалился в кровать, уснул. Стало быть, это всего лишь сон Мне даже посетила огорчение.

Шок уходил в глубину, только мелкой дрожью по рукам он напоминал о. После жара в голове стало холодеть, как будто бы кто-то начал проветривать мне мозг через своеобразные форточки под висками. Позади послышались осторожные шаги. Он неспешно подходил ко мне, прищуриваясь и вытянув руку перед глазами, чтобы не ослепиться необычайно яркими небом и отражёнными бликами солнца. Он подходил так, чтобы ненароком не вспугнуть меня и сделал широкую улыбчивую гримасу любезного приветствия на лице.

Это уже становилось интересно. Я всем телом ощущал, что вместо дрожи и лёгкого холодка, моя кожа покрылась нескрываемым любопытством. Мне всегда было интересно, что будет дальше по сценарию сна, который каждый раз формируется спонтанно, экспромтом. Очень часто мне снятся яркие, необычные сны. То бывает, я вскакиваю посреди ночи в холодном поту от ужаса, произошедшим со мной во сне, и долго перевожу дыхание. А потом пытаюсь уснуть и это у меня не получается. Бывает, что я блаженно млею от переполняющего счастья и радости весёлого сновидения и вздрагиваю от звука будильника.

Потом долго ненавижу и проклинаю эту тварь звенящую, за то, что не подарила мне ещё несколько минут такого блаженства. Бывает, мне снится сон с таким душевным сюжетом, что просыпаюсь в слезах, жалея кого-то из своего сна и с влажными глазами хожу всё утро; а потом просто не помню, кого я жалел всё это время.

Приключаются сны с элементами эротики. Но это чаще было в ранней юности моей И каждый второй сон был интересным, уникальным в своём исполнении. Но вот что именно было, не помню, забываю мгновенно. Лишь туманные воспоминания и блеклые очертания запоминаются. Хотя я во сне мог поклясться, что вижу всё чётко и никогда такой сюжет не забуду. Но потом просыпался, шёл на работу и всё вскорости забывалось Так было и так.

И этот сон, наверное, не исключение. Наверное, от моего удивления и волнения не осталось следа, потому что я сделал такую гримасу, что удивил самого европейца. Он заметно пошатнулся в нерешительности, замешкался не зная, что сказать. Может, подумал, что объяснять ничего не. Что я сам догадался. Это просто сон, и всё это не может быть реальным ни по какому закону физики. Всё окружающее не реально, даже этот иностранец. Он скоро подойдёт и пусть лучше он объяснит вам всё И надо ему поклоняться.

Я только что видел дверь, которая располагалась ни в стене, ни в перегородке, а просто стояла посреди помещения, как в каком-нибудь строительном супермаркете, где продают двери и окна, и для пущей показательности и наглядности двери ставят так, чтобы клиенты могли их пощупать, потрогать, обойти со всех сторон и сделать свой нехитрый выбор Через подобную дверь я вошёл в другой мир!

Вероятно, он был напуган не меньше. Это угадывалось по его глазам. Моё внезапное появление в его лаборатории взволновало и шокировало его не меньше, чем то, что я увидел Как такое можно объяснить?. Только тем - что мне это всё снится А значит догадки мои верны, справедливы. И опасаться мне нужно разве что своей тупости, которую я могу случайно учудить.

Быть может, позвонил по мобильнику, когда я рассматривал внешний мир из окна? И кто такой Эринс? Сюжет становится всё интересней и увлекательней. Сон - это свой кинотеатр, ты - себе кинорежиссер и актёр в одном лице, а вокруг множество действующих лиц. Но не факт, что они будут вести себя так, как ты бы. Это уже под утро, когда ты осознаёшь, сквозь нежную дрёму, что происходящее лишь сновидение - ты начинаешь брать бразды правления в свои руки Но от этого сон теряет интерес и не остаётся ничего другого как проснуться.

Он не понял фразы. Я подошёл к дивану и присел. Диван оказался очень мягким. Но внезапно промелькнула тень сомнения: Можно ли во сне, прикасаться к вещам и чувствовать их? Бесшумно отъехала противоположная стена За ней показался человек. Он быстрыми шагами подошёл к моему европейцу, который оказался малообщительным и слегка взволнованным, отчего наш разговор не клеился.

Они довольно интенсивно начали общаться. Мне с трудом удавалось уловить из их языка что-то знакомое. А точнее, ничего не знаю. Ну, или из скандинавских языков, предположим Мало их, что ли? Это первое что я отметил. Он был постарше, что выдавало в нём начальника не первого года и не последнего сорта. На вид ему было около тридцати. Его лицо также загорелое, с европейскими чертами, как и у первого.

Глаза ярко-голубые, что было слегка странновато, а волосы прямые, длинные и светлые - что в совокупности своей было крайне необычно для реального мира. В отличие от него, молодой иностранец был взволнован, говорил рывками, часто переводил дух, но, как мне показалось, всю суть он изложил менее чем за тридцать секунд. Наконец второй, наверное, тот самый обещанный начальник Эринс, о чём-то спросил молодого товарища. Молодой недоумённо посмотрел на него, потом на меня и, словно вспомнив что-то важное, поспешно бросился к проёму, который уходил в помещение лаборатории.

Ну и имя с фамилией! В жизнь не запомню И что из них имя, а что фамилия? Привстал, протянул вперёд ладонь. Он испуганно отпрянул назад, не ожидая от меня такого телодвижения. Но секунду погодя, что-то вспомнил и улыбчиво протянул свою руку на встречу: Это была чистая правда.

Что даже приподнял брови. А вдруг русские для них - заклятые враги? А я тут все карты на стол! Надо быть осторожным и не выдавать себя Но отрицать, что я, на самом деле, не русский, а какой-нибудь таджик, уже было бессмысленно. Реакция оказалась, на удивление, радостной.

Прошлась с новым знакомым до ближайшего лесопарка

Человек растянулся в улыбке и проговорил: Мне не придется напрягаться и подыскивать нужные слова на английском. Так проще запомнить, - согласился я и подумал. Может, не так силён в нём, как думает? Абсолютно гладкие, как в рекламных роликах крутых шампуней, они свисали чуть ниже плеч. Если бы Эри стоял ко мне спиной, я бы подумал, что это девушка.

Причём нос у Эри тоже похож Где я живу, или где работаю? Даже если я далеко от своего Питера сейчас нахожусь, в чужой далёкой стране Ну, а во-вторых, ближе к Европе В Америке, что ли? Но не до такой же степени, чтобы только при упоминании одного названия света можно сориентироваться, что это где-то. Больше я Гео не посещатэ Далёко это и денег мнохо. В младенческом возрасте что ли? Хотя, может быть, ему и 40 лет сейчас Но мой город находиться рядом с Европой, - уточнил. Медленно но верно, я подходил к мысли, что всё это Я несколько раз ущипнул себя за руку - боль отлично ощущалась, участок кожи на ладони покраснел.

Я чётко видел окружение и осознавал своё присутствие в нём. Такое не может быть сном. В куртке мне было жарко и я решил её снять. Положил на диван рядом с. Невесть откуда в этот момент появился стол. Большой металлический стол овальной формы стоял перед мягкими диванами и креслами.

Люди, которые подходили, были одеты также как и первый иностранец, которого я увидел в этом необычном мире - белые рубашки и серые штаны. Видимо, своя униформа. Люди выходили из-за противоположной стены, и я подумал: Собралось уже людей примерно десять. И через каждые полминуты появлялись новые. Откуда ж они прут?

Кто-то даже катил за собой мягкие кресла, чтобы присесть к овальному столу, так как диванов на всех не хватало. Причём кресла они не несли, не везли и никак к ним не прикасались Правда, привязи не. С помощью дистанционного пульта они это проделывают? Вновь подошедшие здоровались со мной и со всеми присутствующими. Но не жали друг другу руки, как вообще-то принято во многих странах, а символично подносили руку к груди и наклоняли голову в приветствии.

Что-то азиатско-японское проглядывалось в этом жесте приветствия. Места в большом зале было. И спокойно хватало на 30 или более персон. Не заполнив и половины зала, мне казалось излишне людновато и хотелось куда-нибудь уйти и собраться с мыслями: Но это сейчас происходит и происходит именно со мной! Я нахожусь чёрте где, в далёком от родного Питера месте, в чужой стране И самое что невероятно Как я здесь очутился?! Почему я не заметил перемены?

Мне становилось жарко, а голову начали терзать холодные мурашки. Мысли безумным гнётом рвали во мне разум, безуспешно пытаясь разобраться в происходящем. Меня одолевало растущее беспокойство, мне было не по. Разуй свои сонные очи! Я по-прежнему сидел в том же зале. Возле меня проходили и рассаживались: Эри, первый иностранец, которого я увидел в лаборатории, а также другие, в основном, молодые люди.

Многие были ниже меня ростом, а некоторые были вовсе небольшими людьми - я был их выше на две с лишним головы. Красивые и улыбчивые девушки, возрастом не старше 25 лет. Они также меня символично приветствовали. Вначале я недоумевал, но потом решил аналогично приветствовать последних вошедших.

Вид мирных и улыбчиво-жизнерадостных людей меня немного успокаивал. Жар постепенно спадал и я, отходя от волнения, начал вслушиваться в их беседы на неизведанном языке. То, что вошедшие были последними, можно было догадаться по тому обстоятельству, что стена за ними придвинулась вперёд и более не отодвигалась. Все расселись возле стола. Изучающее смотрели на меня, чего-то ждали. В свою очередь, я изучающее глазел на них прыгающим взглядом - от лица к лицу И неплохо помню старую речь Познакомлю вас с действующими лицами Эри, который сидел на соседнем кресле от меня, широко улыбнулся.

Его улыбка была идеальной, ни желтого налёта, ни дыр, никаких изъянов - чистые здоровые крепкие зубы. Как я успел заметить, у многих были такие же здоровые зубы и показывать свои, не столь белые и правильные зубы мне не очень-то хотелось, поэтому улыбка моя получалась немного кривая. И ему посчастливилось Вас встретить Молоденькая девушка привстала и тоже приветливо улыбнулась Я был потрясен, что такая красивая девушка является ведущим учёным.

Что вообще она учёная, а не какая-нибудь там секретарша! У неё были прямые длинные чёрные волосы и карие. Лицо овальное, как и у всех загорелое, подчёркнуто европейское.

Белая рубашка вовсе не скрывала её стройную фигуру И тяжело будет всех запомнить сразу Уж как-нибудь по ходу дела, - Виктор ещё раз обвёл взглядом присутствующих и продолжил. А за пределами нашей страны располагается также несколько других стран. Это далеко не Земля Но не переживайте заранее. Вы благополучно вернётесь на Землю. Это произошло не специально.

Уверен, что нам также удастся Вас вернуть на родину Не хотелось оказаться похищенным. Бог знает, что со мной тут будут делать и как будут относиться ко мне И это весьма успокаивает.

Виктор сделал небольшую паузу, видимо подыскивая, что сказать дальше, и продолжил: Думал, что попаду в прихожую и выйду во двор. Но это оказалась лаборатория Раньше называлась Русь, потом Россия. Но это, в данный момент, не столь важно, я думаю.

А разве есть другое летоисчисление? Многие мерят время по Земным годам. Но, наверное, Вас сильно удивит тот факт, что здесь и сейчас идёт год по Земному летоисчислению Это что же получается С тех пор, как я вошёл в эту самую Дверь?

Как такое вообще возможно? В своих фантазия я всегда представлял себе будущее. Правда, не очень далёкое. Где-то лет вперёд, или все 50, когда я уже старый и немощный, бесконечно страдающий артритом на пару со склерозом, но ещё живой пенсионер-старикашка Всякий раз будущее представлялось недурно. Впрочем, последнее оказалось наиболее удачно Но ЭТО будущее не было похоже ни на одну мою фантазию.

Люди, с виду обычные, не примечательные, разве что своим ростом, загорелым телом и языком общения. Ни намёка, что здесь роботы или какие-то механизмы обитают Ведь, перемещаются же стены, сама по себе ездит мебель. Вполне возможно, что и стол сюда сам прикатил?. С другой стороны, они так похожи на людей, те же чувства, те же эмоции, вполне адекватные реакции.

Нет, они не могут быть роботами. Виктор вполне искусно начал объяснять причины, по которым я сюда попал. Он словно прирожденный собеседник. Видно было, что он весьма разговорчив, и в то же время знает грань дозволенного. Не увлекает своей беседой, не отводит в сторону от темы и не говорит без остановки, как некоторые болтуны и говорушки.

Он делает остановки, выдерживает паузы, наблюдает за реакциями собеседника, ориентируется, стоит ли говорить дальше, или его собеседник ничего не понял и следует ещё раз повторить, но более простыми, доходчивыми словами. Такого метода общения и полной концентрации внимания на передачи информации, я никогда не. Складывалось чувство, что такой человек как Виктор, может объяснить всё что угодно, и при этом ему не надо долго подготавливаться к разговору - он всегда готов к диалогу и долгой беседе на различные темы.

По лицу Виктора или его реакции не было видно ни тени недовольства, нежелания присутствовать. Он с большим интересом готов со мной общаться или объяснять мне про свой мир, словно я диковинка, VIP-персона, которой следует уделять особое внимание. Конечно, если бы в мой мир, через дверь вошёл человек из эпохи Пушкина или более ранних веков, я бы тоже с нескрываемым любопытством, с повышенной энергетикой начал ему рассказывать, как теперь живётся людям здесь, в нашем будущем.

Поэтому живой интерес всех присутствующих и в особенности Виктора стал мне предельно ясен. Безусловно, Виктору больше повезло, так как он практически единственный их всех собравшихся, кто может разговаривать со мной на одном языке, который хорошо понятен нам обоим, и который здесь в силу каких-то обстоятельств не является основным, или даже официальным.

Он может сразу же получить ответ и задать вопрос, напрямую, без переводчиков. Остальным же приходиться, выслушивать обрывки наших фраз их уст Эринса, который более-менее понимает русскую речь и, не вдаваясь в подробности, переводит только суть нашей беседы. Объяснение Виктора было очень интересным. Хотя это продолжалось довольно долго. Виктор в начале пояснил, что сам он в проекте Таавиа не участвует и никогда ранее не участвовал.

А работает совершенно над другим проектом в той же компании. Но в силу того, что он отлично знает русскую речь, то в текущий час его любезно попросили присутствовать на собрании, как основное действующее лицо, и кратко его ввели в курс дела. Смысл проекта Таавиа, как и смысл всех других проектов, которые на протяжении нескольких десятилетий проводились в стенах компании Акрами-Тайста, заключался в полной проверке разнообразных по тематике сомнительных изобретений.

Научная компания Акрами-Тайста реализует проекты изобретений многих учёных Федерации В общем, как я понял, это нечто большое, необъятное и неподдающееся описанию в несколько предложений.

Поэтому Виктор отметил, что про Федерацию он расскажет позже. Я с ним согласился. Так вот, оказывается, что учёные Федерации формируют множество идей каждый год. Конечно же, многими из этих идей, которые практически или хотя бы теоретически реализуемы - ими занимаются крупные научные центры-институты.

Потому что подавляющее большинство идей, на деле оказываются практически невозможными для реализации или попросту оказываются неэффективными или абсурдными по тем или иным причинам. Сомнительные идеи на проверку оказываются действительно сомнительными.

Идея Томарса так и пролежала на пыльных полках научных трудов около ста лет. То есть сейчас можно перемещаться в пространстве через порталы? Ещё очень давно было теоретически доказано, что такое. Поэтому реализовать это было лишь делом времени и упорства учёных, - подтвердил, Виктор.

Я примерно мог себе такое представить. В фантастических фильмах про будущее это всегда показывали, словно человек зашёл в какой-то магический круг нажал на какую-то кнопочку - и тут раз, он засветился голубым светом и в доли секунды превратился в точку и секундой позже - в пустоту, бесследно растворился. А потом в другом месте внезапно из вспыхнувшей точки превратился в человека. В других фильмах подобное происходило несколько иначе Получается, люди могли и могут перемещаться в пространстве с помощью порталов.

Это уже было доказано на практике. Но чтобы перемещаться во времени В это никто не верил Я пристально глядел на нее, когда она отводила свой взгляд, и представлял лежащей на белой простыне с раздвинутыми ногами. Представлял себе ее волосы рассыпанными на подушке, воображал ее изгибающуюся спину Я рассказывал ей о своей семье, о Новосельцеве, где в детстве обычно проводил лето, о немногочисленных знакомых, а между тем хотел поведать о Маше, о Крымском мосте и Нескучном саде, о том, как ноет у меня в паху, и о том еще, что она мне чертовски, да, просто дьявольски нравится.

В ответ она рассказала свою историю. Наина была родом из небольшого городка на границе Московской области, Протвино. Ее родители имели какое-то отношение к научным разработкам. Все детство она провела почти безвыездно на берегу Оки, училась в школе, и там познакомилась с будущим мужем -- да-да, она уже успела до института выйти замуж! Более того, в девятнадцать лет у нее был полуторагодовалый ребенок. Наличие ребенка, признаюсь, озадачило.

Но он далеко, с ее мамой, а Наина сидит здесь, со мной, напротив меня, такая молодая и уже такая опытная, -- именно то, что мне надо, достаточно только протянуть руку и взять. О существовании Литературного института она, как и большинство первокурсников, узнала совсем недавно. Были у нее к этому времени какие-то рассказы, написанные в старших классах школы. Так почему бы не попытаться поступить? Институт все-таки, высшее образование. Москва, в конце концов. На город быстро наваливался еще по-летнему душный вечер.

Наина сказала, что живет далеко, в общежитии МГУ, и я тут же вызвался проводить ее в метро, хотя бы до "Университета". Пока ехали в раскачивающемся вагоне, приходилось кричать на перегонах между станциями друг другу в ухо, и мне удалось несколько раз коснуться губами ее волос.

Перед "Фрунзенской" поезд резко затормозил -- и Наина мы стояли возле дверей, она опиралась спиной на порученьсдерживая мой опрокидывающийся на нее торс, ткнула мне пальцами в ребра.

Потом дошли, болтая, до высотки на Воробьевых горах, покрутились у фонтана в сквере, постояли на ступенях. Наина предложила зайти с ней в Главное здание -- для этого нужно было только показать индифферентному охраннику на входе студенческий билет, не раскрывая.

Так я и сделал. Мы поднялись в лифте куда-то высоко -- здесь располагалось небольшое кафе, а за окнами расплескался город в вечерних огнях. Не помню, были ли произнесены какие-то важные, определяющие слова, но мы как-то договорились, может быть, и молчаливо, что теперь мы. Странная штука -- любовь, она совмещает две совершенно, вроде бы, разные вещи, два противоположных взгляда на мир.

С одной стороны, тебе очень нравится девушка, ее нежная, шелковая кожа, и ты боготворишь ее, лелеешь в мечтах целомудренный образ, готов кидать под ноги этому образу цветы, мягкие игрушечки, разные там милые безделушки. А с другой -- только и ждешь случая, чтобы стянуть с нее трусы и, навалившись, вбивать и вбивать, словно сваю, свое мужское достоинство. Об этом я, конечно, не думал тогда, трясясь в вагоне метро, уносившем меня по "красной" ветке на север.

Вернулся домой во втором часу ночи и еще долго не мог уснуть -- предвкушение победы бодрило. Но на пути к счастью имелось одно препятствие, одна, так сказать, яма. Я не знал, что конкретно надо делать с девушкой после того, как трусы с нее сняты В институте между тем продолжалась осенняя сессия первого курса -- лекторы читали или бубнили свои лекции, студенты делали вид, что внимательно слушают. Впрочем, кое-что из услышанного в Литинституте мне запомнилось.

Например, на лекции по литературе двадцатого века Владимир Павлович Вольнов интересно заметил, что поэзия должна быть прозрачной, как вода в Байкале, но одновременно и глубокой -- до дна рукой не достать. А однажды, перед обеденным перерывом, Владислав Александрович Контрин напутствовал студентов словами "До встречи в аду! Бесплатный обед, которым так гордился наш усатый ректор, оставлял желать лучшего. На первое обычно давали скучные щи или -- верный признак дешевизны -- суп из перловки, на второе -- макароны с зеленоватыми сосисками, да еще был набивший оскомину теплый компот из сухофруктов.

Я чаще всего воздерживался от принятия такой пищи или отдавал что-нибудь Наине по ее просьбе -- она уплетала сомнительные институтские яства за обе щечки. После занятий я провожал ее в МГУ от литинститутской общаги уважающей себя девушке лучше было держаться подальшеили мы отправлялись бродить по окрестностям -- на улицу Строителей, на проспект Вернадского, куда-то.

Шли, держась за руки, почти не разбирая дороги, уходили от Университета в любую сторону, возвращались, кружили возле здания Второго гуманитарного корпуса, где Наина время от времени подрабатывала у старшего брата, бритоголового амбала, державшего в фойе книжный развал. Темнело все раньше, и на смотровой площадке, куда мы обычно забредали, чтобы целоваться, вечерами дул уже сильный, пронизывающий до костей ветер.

У меня все сильнее ныло в паху, а долгожданное событие не происходило. То у Наины ночевал ее брат, то в соседней комнатке происходила драка, и мы убегали на лестницу. На выходные Наина всякий раз уезжала в свое Протвино, к сыну; я несколько раз сажал ее в междугородний автобус у метро "Южная". Загвоздка была еще и в том, что мне никак не удавалось с ней выпить -- на трезвую голову я оказался не способен обрести должную решимость. Так продолжаться дальше не могло. К тому же опытная и смазливая Наина знала гораздо больше о поцелуях и объятиях, чем неуклюжая Маша.

Она обвивалась вокруг меня змеей и засовывала свой язык так глубоко в мой рот, что чуть ли не облизывала гланды. И она не стояла, как пень, а все время двигалась, двигалась, елозила по моему выставленному вперед бедру. Разумеется, и речь ее была совершенно. Раскрасневшаяся, она шептала мне в горевшее огнем ухо о том, что собирается проделать со мной в постели В такие моменты я терял всякое представление о пространстве и времени.

В один из последних теплых дней мы отправились в ДК имени Горбунова на концерт любимого обоими "Аквариума". Пока Гребенщиков, сексапильный дядька с длинными волосами и в клетчатом пиджаке, стоял над нами на сцене, как аист, на одной ноге, мы извивались в меломанском экстазе вместе с плотной толпой внизу, подпевая: В это время Наина с силой прижималась попкой к моему приятелю, упертому в брючный ремень.

Да, так не могло продолжаться. И вот, наступил момент, когда звезды сошлись -- в последний день сессии студенты решили всем курсом отправиться в Серебряный бор, на дачу к одному из наших мальчишек. Мы встретились с Наиной в метро, на троллейбусе добрались до Серебряного бора, долго плутали, но нашли нужный участок.

Там на поляне перед дачей уже собралось большинство однокурсников. Я притащил с собой из дома гитару. Под шашлычок, то и дело поспевавший на костре, хором пелись песни, пились вино и водка.

Сладкий дым взлетал к крыше, где на законном месте "конька" красовалась деревянная, крашеная в белое МХАТовская чайка хозяин, учившийся на семинаре драматургии, сообщил нам, что имеет отношение к этому театру, мы -- верили.

Вокруг костра начались пляски. Кто-то уже лежал без памяти под кустом. Большинство, понимая, что дороги к троллейбусной остановке в темноте и в подпитии запросто не найдешь, решило переночевать на гостеприимной даче, но тут выяснилось, что в доме нет света. Мы с Наиной, на этот раз как следует выпившей, ощупью бродили вместе с толпой по темным комнатам. В одной из комнат я нащупал что-то мягкое -- матрац!

Он был положен на сетчатую железную койку. Вдруг под матрацем что-то зашевелилось -- кто-то опередил меня, лег на койку, прикрылся от холода сверху матрацем и теперь заворочался. С трудом мы выбрались из дома. Тут я увидел, что костер потух и в навалившемся со всех сторон доисторическом мраке лежат, ползают, бесцельно слоняются живые существа, мои однокурсники.

Вдруг кто-то потянул меня за рукав куртки и заговорил загробным голосом Зои Смирновой, слегка заторможенной студентки-поэтессы: Возьми меня с. Я обещал это голосу. Но прежде чем попытаться выбраться отсюда, надо было взять себя в руки.

Наина покорно следовала за мной, изредка чему-то посмеиваясь. Вдруг участок осветился из-за забора -- подъехала машина.

От деревьев и людей на траву пали длинные черные тени. Это крикнул мужчина, вышедший из автомобиля и распахнувший калитку. Что вы все тут делаете? Сейчас я вызову милицию! Слово "милиция" подействовало на меня тонизирующе -- не собираясь вдаваться в дальнейший разговор и разбираться что здесь к чему, я, однако, тотчас же заподозрил, что пригласивший нас парень имеет не самое прямое отношение к МХАТу, дернул за руку Наину и мы вылетели с участка мимо начинавшего орать приезжего мужика.

Искать гитару было в этой ситуации контрпродуктивно. Оказавшись снова в темноте, но уже далеко на улице, мы почему-то долго смеялись, то и дело хватаясь друг за дружку, а потом в обнимку двинулись к заговорщически подмигивающим вдали фонарям. Через полчаса на задней площадке троллейбуса Наина, постанывая, уже всасывалась в.

Я мял ее тело, как глину. Ни о чем не сговариваясь, мы поехали ко мне домой. Она будет ночевать у. Мой собственный голос казался мне незнакомым. Мама поздоровалась с Наиной, но глядела при этом на. А что тут такого? У нас была вечеринка Но почему ты не позвонил за весь день ни разу? Я уже собиралась обращаться в милицию! Ты смотрел на часы? А вы, Наина, проходите на кухню. Вы вместе с ним учитесь? Мама напоила нас чаем. Освеженный душем, я нашел в себе силы выдать Наине полотенце, отправить ее в ванную, а сам в это время раздвинул диван и постелил свежее белье.

Потом, подумав, достал еще один комплект белья и постелил его на диван в другой комнате. Когда Наина, обернутая полотенцем, вошла в мою комнату, я уже сидел в кресле нога на ногу и с самым решительным видом. Наина быстро сбросила полотенце и нырнула под одеяло.

На мгновение мелькнуло ее обнаженное тело. Я начал, пыхтя, стягивать через голову водолазку.