Лето пейзаж солнце море юрмала пляж знакомые лица здесь мы

КВН для ВСЕХ :: Юрмала. Уже сегодня!

Это здесь в сентябре холодрыга, а там - бархатный сезон. Представляешь, Серега, галечный пляж, яркое солнце, лазурное море, Ну если надо, найдем мы тебе поручение на ГТС,— сказал, наконец, все В Юрмале. . Это были их общие знакомые девушки, к которым они не раз ходили в гости. «Лето яркий пейзаж: солнце, море, Юрмала, пляж.» © Здесь ты увидишь сотни разных лиц, И в который раз мы скажем, уже ставшее таким знакомым и понятным, «Labvakar», или же просто: «Здравствуй. Именно поэтому, Саша, мы сейчас расстанемся, и ты пойдешь помогать следователю Сажусь за кафедру - здесь сидел органист - и почтительно гляжу на .. объем, стало двухмерным, как нарисованный на картоне пейзаж . .. женских лиц, которые начинают петь что-то про Одессу, про синее море и.

Опустевшие пляжи и благородно-суровое море. Идеальное время для встречи красивейших закатов под крики чаек. Сидя в шезлонге, укутавшись в плед и потягивая глинтвейн, вы ловите исключительные ощущения внутренней радости и гармонии, какие ни за что не поймаешь в летней курортной суете.

И все-таки в Юрмале мы решили не задерживаться. Слишком много пафоса и знакомых московских лиц даже в бархатный сезон. Мы же, напомню, искали чего-то совершенно нового и особенного, а потому следующим после Риги местом нашей ночевки стала не Юрмала, а мыс Колка, точнее, уютный домик с камином, садом и белоснежной террасой, где хотелось задержаться на сутки только ради того, чтобы медитировать на красоту минимализма и обынстаграмиться до упаду.

Отделяющий Рижский залив от Балтийского моря мыс Колка порадовал нас огромным безлюдным пляжем, напоминающими тропические острова причудливыми нагромождениями облысевших от солнца деревьев, поросшими редкой травой песчаными дюнами. Но больше всего впечатлили выстроившиеся на высоте метров десяти над уровнем моря шесть деревянных бочек — как выяснилось, мини-отелей для путешественников-одиночек и влюбленных друг в друга и в дикий туризм пар.

В общем, свободных бочек с видом на море не оказалось, а потому, проведя день на берегу, ближе к вечеру мы с чистым сердцем снова двинули в путь. Екатерина Варзарь Доехав до литовской Паланги, мы с женой еще полдня медитировали, глядя на прохладные волны Балтики, в то время как наша дочь, не боясь замерзнуть, плескалась в них, знакомясь с местными девчонками. В разгар лета этот городок полон, мы же приехали в разгар low season и ни разу об этом не пожалели.

Кстати, в Паланге есть свой аэропорт, откуда летают компании-дискаунтеры по всей Европе. За 50 евро можно долететь до Парижа, а за 70 — до Лондона. А можно погрузиться вместе с машиной на паром в соседней Клайпеде и спустя ночь очутиться в Стокгольме или отправиться дальше, в один из северогерманских портов. В какой-то момент мы захотели именно так и поступить: К тому же во второй половине дня заметно ухудшилась погода, пошел дождь, Маша все-таки успела замерзнуть, и мы приняли, как оказалось, единственно правильное решение — довериться интуиции.

Въехав в Клайпеду, мы твердо решили, что дальше поплывем в Швецию, а потому, увидев первый же указатель с изображением парома, свернули. Через минуту мы и правда обнаружили себя в порту перед будкой-кассой и шлагбаумом, однако подплывающий к берегу кораблик машин на 15 максимум слабо напоминал судно, способное выдержать шторм в открытом море. Вон она, Куршская коса, куда вам надо!

А как же Швеция? Там всю ближайшую неделю дожди и холод, а на косе солнечно. К тому же, если совсем соскучитесь по родине, прямо оттуда вы сможете попасть обратно в Россию. Вы правда никогда не бывали в Ниде? Что ж, тогда я вам даже завидую: Обе мои любимые женщины давно дремали, музыку я выключил, приборная панель светилась, как пульт управления космическим кораблем, а ночной режим навигации вместе с окружающим пейзажем стены корабельных сосен до небес, а в небе звезды создавал поистине мистическую атмосферу.

На мониторе было ясно видно, как наше авто движется четко посередине длинного узкого полуострова, с обеих сторон омываемого морем. В какой-то момент я слегка приоткрыл окно и мгновенно услышал невероятный букет сильных запахов: Я остановил машину, вышел вдохнуть этот коктейль поглубже, а заодно послушать тишину — и вдруг услышал резкий шорох где-то впереди.

Включил фонарик и почувствовал себя в гостях у сказки про олененка Бэмби — прямо передо мной у дороги стояла самка оленя с двумя детенышами. Двадцать минут спустя наша троица уже уплетала картофельные оладьи с семгой на полуоткрытой террасе симпатичного ресторанчика с видом на два маяка, несколько десятков яхт разной степени доступности и одну огромную луну.

Когда начались репетиции, Лена стала появляться у нас, странным для меня образом сблизилась с Аленой, — быть может, тут сыграло роль и сходство имен, — они подолгу сидели на кухне за кофе, мы были в курсе всех ее страстей, тревог и неурядиц. Позднее Лена скоропалительно вышла замуж, через год муж исчез, и мы о нем никогда уже не спрашивали, а вскоре и ее потеряли из виду, — она перебралась в областной театр и редко появлялась в Ленинграде.

Оказалось, что она прибыла в Москву несколько дней назад и остановилась где-то у знакомых, у нее были планы относительно новой, недавно возникшей студии, куда ее как будто приглашали, и к концу вечера она спросила, нельзя ли какое-то время пожить у меня, — и, право, она смеялась, спрашивая; ситуация повторялась, — пару лет назад я встретил ее на спектакле в БДТ, и она спросила, можно ли у нас переночевать.

Алена тогда уехала в областной архив, я повез Лену к нам, мы засиделись, а под утро оказались в одной постели. С тех пор мы больше не виделись. Но она не согласилась. Она засмеялась, — Ты ведь не думаешь, что я покушаюсь на твою свободу?

Нам обоим было легко и весело; на мгновение забытое ощущение, что вот к такой-то простоте и легкости надо стремиться, вновь посетило меня — почему-то в странном соседстве с наблюдением, что Лена годами ходит все в том же зеленом, с темным мехом пальто и вязаной шерстяной шапочке Когда мы вышли из метро, она подняла воротник, было холодно. В комнате она огляделась, вперила взгляд в лист, заправленный в пишущую машинку, и спросила.

Или ты хочешь отринуть это от себя, но у тебя не получается? И что в этом тебя притягивает? И не отождествляешь ли ты себя с мертвым человеком? И чего ты, в сущности, хочешь?. Но потом голоса эти замирали, и я понимал, что по-прежнему бреду по кругу В ту пору я время от времени встречал вдову покойного.

В первый раз это случилось на проводах одной знакомой семьи: Естественно, все было несколько иначе, — классическая, присущая Питеру неврастения с ностальгическими обертонами отсутствовала, и внешне все было подернуто флером столичной респектабельности.

Более того, говоря о нервических токах и атмосфере — все это, пожалуй, было тоньше, интеллигентнее, что ли, и все же присутствовала темная, исходная непрозрачность, нечто от смутной, не осознающей себя природы, тоски унылых, однообразных пространств. Это увлекало и неясной угрозой, ощущением того, что за мной наблюдают, оценивают, — все это как будто обещало посвящение; речь велась не прямо, а смутными, неясными намеками — о бумагах с заметками и набросками покойного, — вслед за отцом он занимался историей литературы, но подчеркивалось, что его смерть встроена в известный ряд последовательных суждений: И можно ли, думал я, разобраться до конца во всей этой истории?

И насколько широки возможности ее интерпретации? И какую из этих возможностей следовало выбрать? И не порочный ли это круг, еще один омут, которого следовало бы избежать? Спустя неделю я снова оказался в мастерской у Ламма, — все уже было обмерено, рассчитано, сфотографировано; ящики стояли, готовые к предстоящей погрузке картин, лишь смотровая комиссия никак не появлялась.

Мы прождали ее пару часов, затем телефонный голос сообщил, что комиссия придет завтра утром, и мы уехали к художнику домой, — там ему предстояло разложить по папкам свои графические работы и проверить их на соответствие отпечатанным спискам, после посещения мастерской комиссия должна была побывать у него на квартире. Дома жена показала ему открытку: Как видно, механизмы действовали несогласовано.

Это было смешно, но и грустно. Я должен попробовать все сначала, пусть мне будет худо, пускай, но я попробую. А здесь я знаю все наперед, знаю, как таблицу умножения, — ты же знаешь таблицу умножения, так? Она-то ведь не меняется? Вот так оно все и. Ты молод и пока воспринимаешь это просто, а для меня дни идут быстрей Тут я понял, что мне его не переубедить. Следовательно, это был конец, и тут ничего нельзя было изменить. Он вновь заговорил о судьбе своих картин, ящики стояли в ожидании, томимые собственной пустотой.

А между тем Рубин преследовал. И еще меня преследовал снег. Рубин появлялся в самых неожиданных местах, я натыкался на него там, где, казалось, его совсем не может быть, и стоило нам остановиться, как он заводил разговор о романе. Что касается снега — он лежал повсюду; зима была снежной и холодной, по ночам, возвращаясь домой, я промерзал до онемения, — хорошо помню темные ночные ледяные дорожки на пустых вымерзших улицах. Я жил в Чертаново, на одной из московских окраин, и, выйдя из метро, шел к автобусу; по опыту ночного времени садился в любой, все они шли в одну сторону, только потом приходилось идти по ночному снежному полю между сугробами.

Промерзший, влетал я в подъезд, поднимался на двенадцатый этаж, раздевался, и, глядя на стол с бумагами и машинкой, давал себе слово по возможности не выходить больше из дому. Но всегда находились какие-то дела, да и снег, и эти ночные возвращения втайне манили меня В конце концов, я понял, что повесть эту мне никак не написать, я слишком хорошо, как мне тогда казалось, знал материал; все тонуло в массе обычных московских несущественных подробностей.

Тогда-то именно я и выстроил для себя ассоциативный ряд с черным квадратом, шторками диафрагм и черным пятном на снегу. Идея Рубина стала казаться мне выходом из ситуации. В марте на снегу обозначились голубые тени, обнаружились проталины и черные потеки; вечера были чудесные. Однажды я поймал себя на том, что напеваю, вдыхая весенний уже воздух. А в конце месяца я уехал в Ленинград, — дом наш на Некрасова поставили на капитальный ремонт, и мне нужно было перепрописаться в предоставленную в маневреном фонде комнату.

V Вернулся я в Москву в начале апреля. Бесконечный снег все еще лежал под солнцем на окраинах, в центре он начал таять; свет ослеплял — в отличие от Ленинграда, где было еще темновато и багрово даже в самый разгар дня. Из университетских знакомых я повидался только с Л. Я знал, что они когда-то были довольно близки. Более того, в начале тридцатых годов Л. Но тут я забежал немного вперед Об Эренфесте мы заговорили неслучайно.

Потом мы заговорили о статистике суицида: И вот здесь мой собеседник вспомнил об Эренфесте Порывшись в книгах, он нашел то, что искал, — статью Эйнштейна, посвященную памяти ушедшего друга. Кратко описав происхождение Эренфеста и историю их знакомства, Эйнштейн набрасывает психологический портрет своего коллеги.

Касаясь последнего периода жизни Эренфеста, Эйнштейн упоминает и некую отчужденность, возникшую между Паулем и его женой, Татьяной Афанасьевой-Эренфест. Вот слова самого Эйнштейна: На самом деле он был несчастнее всех бывших мне близкими людей. Причина состояла в том, что он не чувствовал себя на уровне той высокой задачи, которую должен был выполнить Его постоянно терзало объективно необоснованное чувство несовершенства, часто лишавшее его душевного покоя, столь необходимого для того, чтобы вести исследования.

Эта беседа с Л. По возвращении в Москву я занялся подбором материалов. Кроме того, я надеялся, что сумею найти кого-нибудь из людей, встречавшихся с Эйнштейном.

А вскоре у меня на двенадцатом этаже появился Рубин. Теперь попытаюсь описать нашу беседу. Иероглиф, или видеограмма Рубина, ударение на первом слоге, — старый, с зазубринами топор-колун. Ему около восьмидесяти лет, он прожил длинную и запутанную жизнь, и в последние годы увлекся изучением Природы, — да, именно так, с большой буквы, как во времена Ньютона и старой философии.

У него на руке и в карманах несколько пар часов. А где ваши часы? Их надо нести в ремонт. Видите, сейчас вы сидите вне Времени. И вот именно пробыв внушительное время в малоподвижном состоянии я начал ценить прогулки, природу да и просто обычную ходьбу куда угодно в сто раз сильнее, чем.

При всей нашей любви к путешествиям, до травмы, вне поездок, я мог днями не выходить из дома. Теперь я ценю любую возможность погулять, сходить куда-то и так далее.

Так что даю напутствие — цените возможность ходить и гулять сами по. К нам внезапно, спонтанно, в два заезда приехали сначала друзья Денис с Олей, а потом Настя с Сашей и мой крестник и Викин племянник 3х лет от роду. Друзья также добавили нам движухи, ведь надо было повозить по живописным местам области ну и в целом проводить время.

Чуть позже Вика смонтирует видео, собранное из эмоций этого лета и там, я думаю, будет полноценно отображено все в красках, а пока просто несколько фотографий. Поездки было 3 и все прошли более чем насыщенно. Начали мы с однодневного выезда в соседнюю Литву в первых числах июля. Машина была любезно предоставлена мамой, международную страховку green card, обязательная для выезда на машине за границу купили на одной из заправок купили за р. Бензин в принципе, а с нынешним курсом евро особенно в Европе в раза дороже чем у.

Про варианты с провозом в багажнике дополнительной канистры с бензином я не знаю. Нам во все 3 поездки хватало полного бака, чтобы не заправляться за пределами РФ.

Вполне возможно что канистру бы отобрали. Коса — заповедник и поездки по ней сами по себе являются большим удовольствием. В каждый заезд в Кениг, мы обязательно ездим туда погулять, возим туда друзей и.

Тем интереснее была и поездка в чужие края. Итак, пересечение границы, 15 минут и мы в городке Нида. Курортный город, но совсем не такой как. Мы были уверены что, в таком мизерном расстоянии от России увидим копию Зеленоградска.

Но оказалось все наоборот. Ощущение, что находишься не в бывшей советской республике, в 5 километрах от дома, а на Лазурном берегу. Правда прежде мы отправились на пляж. Коса устроена так что в центре этой узкой полоски суши идет трасса.

Городки расположены слева или справа от дороги в основном с правой стороны, на берегу залива. Следовательно, выбрав место для остановки, можно сходить как до залива, так и до берега моря.

Улофф - Латвия

Нида находится на берегу залива, а до моря можно дойти минут за Что мы и сделали. Не сочтите за камень в наш огород, но снова буду хвалить литовцев. Пляж с нашим даже рядом не стоял. Очень чистый пляж, все культурно и комфортно. Так что, если будете в Ниде, обязательно посетите. Позагорав и накупавшись, отправились в путь до конца Косы. По дороге проехали замечательный, небольшой городок. С умиротворяющей набережной, минимумом народа и полным ощущением старушки Европы.

И, насколько я помню, это единственный город на Косе, сквозь который проходит трасса то есть не нужно сворачиватьтак что не пропустите. Мы остановились там импульсно, просто увидев пару автомобилей и подумав что там есть что-то интересное. Как выяснилось это парк-заповедник бакланов или каких-то очень похожих на них птиц.

Мы поднялись на обзорную площадку и увидели сотни если не тысячи птиц. На каждом дереве, на каждой ветке сидели эти большие черные птицы. В небе их кружилось тоже огромное множество.

А на подъезде к этому заповеднику, прямо посреди дороги стоял один такой птиЦ, как будто зазывал посмотреть на сородичей… Далее мы мчались к окончанию Косы и планировали посмотреть Клайпеду а уже после вернуться в Ниду для ночевки.

Стоит добавить что, поскольку Куршская Коса — это заповедник, въезд на ее территорию платный. На нашем КПП берут рублей за машину пешком и на великах — бесплатнопосле прохождения литовской границы, надо заплатить еще 10 евро в счет их экологической службы вне сезона плата снижается до 5 евро.

Меня точно будут пинать за НЕпатриотизм, но все-таки, в случае с литовской стороны Косы, понятно куда идут эти сборы. Очень чистые дороги, постриженные от травы обочины не для красоты, а чтобы видеть край трассыобустроенность, куча удобных ништяков и целая сеть велосипедных дорожек. Куда эти сборы а там за лето сумма ого-го набегает, народ на Косу катается толпами каждый день идут у нас — не ясно. Визуально ничего на нашей стороне не меняется уже много лет. Для велосипедистов там рай.

Наверное поэтому их там целые полчища. Специальные велосипедные дорожки причем параллельно трассы и в лесу, а не вдоль трафикакуча знаков дорожных по поводу велосипедов и.

  • Юрмала. Уже сегодня!
  • Нида: классная дорога в дюнах
  • Они поймали свою Золотую птицу удачи. Парад КиВиНоносцев: 1995-2003

На границе рядом с нами, кстати стоял велосипедист. Заезды от Калининграда в сторону Литвы — не редкость. А вот и. Не доехав нескольких километров до Клайпеды, мы проскочили очередное КПП. Ну да… Через 5 минут мы уперлись в набережную порта и паромную переправу.

На другой стороне виднелся большой промышленный город, а сам порт представлял собой внушительное зрелище с множество огромных кораблей, кранов и танкеров.

Я знал что в Клайпеде большой порт оттуда ходят паромы по всей Европе, оттуда мой друг моряк частенько отправлялся в рейс и.

О переправе я не. Увидели дорогу, по которой активно движется народ и пошли следом, решив что это дорога к морю. Дорога пролегала через пушистые и разноцветные поля, долго поднималась вверх, потом начала спускаться вниз, но, судя по горизонту, до моря предстояло идти еще километрана что мы уже не решились, ибо дело было к вечеру. Как потом выяснилось, это была дорога к Морскому Музею который все настоятельно рекомендуют посетить и мы не дошли совсем.

Юрмала - Жемчужина Прибалтики. Латвия своим ходом. Пляжи, цены, улица Йомас, Дзинтари

При проезде через КПП, пришлось платить снова 10 евро. Оказывается билет действует только в одну сторону при въезде на нашу территорию, мы тоже заплатили по второму кругу. Просто имейте в виду при расчетах бюджета поездки этот факт. Вернувшись в Ниду мы осознали еще одну ошибку. Оказалось все не.

Побродили-поспрашивали и решили что побалдеем в Ниде до полуночи и поедем домой, благо ехать совсем недолго. План дождаться полночи был связан с тем, что виза у нас итальянская и при оформлении следующего шенгена, могли бы возникнуть вопросы, почему мы делали визу в Италию, а в Италию не ездили.

Внутренних границ в Европейском союзе тоже. Въезжаешь в Польше или Литве 2 варианта попасть в Европу из Калининграда и дальше никто никогда не узнает: Поэтому нам нужен был выезд с интервалом в сутки хотя. Чисто теоретически, будучи неубиваемым суперменом, человек может за сутки доехать из России до Италии и обратно.

В рамках одного для такое точно не представляется возможным. Так что мы поужинали в кафе, а потом взяли пиво, купили копченую рыбку в палатке и развалились на газоне с видом на залив, яхты и огромную, полную луну. Мы сравнивали ужин в кафе с аналогичным в домашних забегаловках — сумма одинаковая а то и дешевле.

Если бы евро не устраивал скачки в последнее время, питание и все остальное в Литве обходилось бы нам дешевле чем в России. Путь до дома, по ночной Косе подарил немало сюрпризов. Каждый визит в Калининград, я слышу от мамы удивительные истории о животных, которых она встречала на Косе. Там ведь заповедник и водится масса зверей в естественной среде. Я отрывочно помню, как в детстве, мы с родителями ездили на тур.

После, за 20 с лишним лет, посещая Косу каждый год, я не видел там даже ежика. Ну не везло. А вот в этот заезд все свершилось. Пришлось притормозить и объехать. Лиса даже не думала уходить.

Холод и идолы Юрмалы

Так что всю дорогу до дома мы постоянно вскрикивали и горлопанили на всю машину, увидев того или иного зверя. Ехать мы собирались втроем с мамой. Она в первых числах июля ездила в евротрип по Польше, Германии и Чехии, но от 9-дневной визы оставалось еще дня и было решено дожать мамин шенген по полной.

Было решено поехать до Латвии, расширить карту путешествий этого лета. Но без сюрпризов, как обычно не обошлось. Благо, в Кениге есть куча способов выехать в Европу которая, по сути, вокруг везде. Вариант был выбран с учетом экономии не пришлось бы платить за проезд по Косе и паром. Расстояние выходило примерно одинаковое.

Ну и конечно хотелось разнообразия. Выезжали через город Советск. Граница примечательна тем что представляет собой мост через реку. На одной стороне моста Россия, а на другой уже Латвия.

Да и сам мост Королевы Луизы с относительно недавнего времени, после реставрации, выглядит очень величественно. Фото из сети фотографировать самим не удалось, так как мост возник внезапно: У нас был план как-нибудь пройтись по этому мосту пешком не все границы в области допускают пеший переход, но тут.

Но как-то не срослось. А вот на литовской стороне планы пришлось изменить. Посмотрели, а она действительно. Мама была уверена что у нее виза многократная, а точнее вообще не задумалась о вариациях по количеству въездов. У всех было стойкое мнение что сколько виза действует, столько и можно посещать Европу. С визой маме вообще не повезло в этом году. Она подавала документы на шенген через визовый центр вроде больше шансов и документы собираются тщательнеезаявка шла на полгода, в пакете документов присутствовало подтверждение декабрьской поездки в Германию и.

А визу дали только на 9 дней, да еще и однократную. Так что с шенгеном через немецкое посольство аккуратнее. В общем начали мы ломать голову, но мама за что честь ей и хвала очередная сказала чтобы мы даже не думали менять планы, портить себе праздник и ехали. Тем более жилье было забронировано и оплачено. Мама потопала обратно на родину хорошо что это был Советск, а не Коса, откуда до дома надо было бы как-то еще добираться на попутках 50 километров а мы стартанули в сторону Латвии.

Но ничего, собрались и поехали. В конце концов эта самая спонтанность и резкие повороты сюжета придают путешествиям особый шарм. И вот мы катим по Литве. Очень похоже на калининградские, областные места. Разве что надписи на литовском и водители все ездят аккуратно и не нарушают. Спокойно и без приключений добрались до Риги. Расстояние от нашей границы до пригорода столицы Латвии — примерно километров. Кстати, переезд между двумя странами действительно забавный.